"Воспитание" карцером и побоями. Кто остановит насилие в детских приютах

"Воспитание" карцером и побоями. Кто остановит насилие в детских приютах

События в одесском приюте «Свитанок» вызвали в Украине большой резонанс. Со слов его воспитанников, их жизнь похожа на тюремные разборки: избиения, применение к детям спецсредств, холодный душ, плевки в тарелки... Полиция, вроде бы, проводит расследование, в ситуацию вмешалась Генпрокуратура. УНИАН выяснял, что же происходит в учреждении, сотрудники которого обязаны помогать обездоленным детям.

Вопиющие факты издевательства над детьми в коммунальном учреждении «Центр социально-психологической реабилитации детей» (бывший приют «Свитанок») службы по делам детей Одесской ОГА получили огласку из-за массовых побегов подростков. В частности, большой резонанс вызвала «самоволка» четырех девочек — Софии Литвин, Мирославы Гайтан, Анастасии Шаповаловой и Натальи Недовой. Ориентировку Хмельницкого отделения полиции города Одессы обнародовали правоохранители и к поиску подключились местные активисты. Спустя некоторое время воспитанницы «нашлись»: как оказалось, сами обратились к известной активистке, бывшей сотруднице патрульной полиции Зое Мельник. Они пожаловались на избиения со стороны воспитателей, отдельных сотрудников вышеназванного подразделения полиции и неких «омонов» — представителей одного из охранных агентств. Дети просили помочь и боялись возвращаться обратно.

Тогда беглянок доставили в региональный главк Нацполиции, откуда — в Хмельницкое отделение — для снятия с розыска, затем — снова в приют. А на следующий день отравилась Мира. Девочка, надеясь избавить себя от унижений, хотела попасть в больницу и выпила дезинфицирующее средство «Блонидас».

Несмотря на жалобы подростка, сотрудники центра в вызове «неотложки» отказали — скорую помощь вызвала Зоя Мельник, приехавшая в учреждении вместе с матерью Миры Гайтан.

«К нам вышел весь персонал, включая медсестру, и наперебой рассказывал, что девочка симулирует», — возмутилась активистка.

Пострадавшую с «боями и шумом» забрали в больницу, где медики диагностировали ожог слизистой. В медицинском учреждении девочка показала матери следы побоев (синяки), полученные после побега, и рассказала, как подверглась публичному унижению — ее насильно остригли.

Сейчас жизни Мирославы ничего не угрожает, она дома. Но случившееся стало своего рода детонатором — о происходящем в приюте заговорили не только в Одессе.

Вместо психологической помощи — жевать презерватив

Центры психологической реабилитации являются своего рода «передержками». В них поступают и «отказники», и брошенные родителями-алкоголиками, и сироты, и «трудные» дети. У каждого — своя судьба, боль, трагедия, обида. И каждый нуждается в поддержке, помощи и любви. Однако, по словам самих воспитанников, вместо защиты и надежды в «Свитанке» они столкнулись с унижениями, побоями, «карцером» и воспитателями-любителями из агентства безопасности «Центр». Все истории шокируют. Чего только стоит случай с 13-летней Дашей (имя изменено).

Как рассказал УНИАН участник группы «911», волонтеры которой занимаются поиском пропавших детей, Лучезар Панфилов, о Даше он узнал случайно от других воспитанников центра. С шести лет ее насиловали, избивали и отдавали похотливым маргиналам для сексуальных контактов просто за бутылку водки. Истерзанный ребенок попал в приют, спасаясь от избиений и сексуального рабства. Однако поломанная психика «подсказала» ей определенный вариант выживания: отдаваться мальчикам, чтобы не обижали...

Во время одной из таких «сделок» подростков «застукали» сотрудники приюта. На помощь позвали «омонов», которые принудили подростков найти в мусоре использованный презерватив. Разрезали его пополам и заставили жевать в присутствии других детей и нескольких воспитателей. Затем Дашу и ее 14-летнего «ухажера» обливали холодной водой, били электрошокерами и ремнем.

«О происходящем мне рассказали разные дети. Они по отдельности повторили одно и то же, что свидетельствовало: случившееся — правда», — отметил Панфилов.

По данным Зои Мельник, после этого жуткого случая Даша почти месяц провела в психиатрической больнице, а после «лечения» девочку снова вернули в приют.

Не удивительно, что очень скоро, аккурат после отравления Миры, стало известно, что в «Свитанке» — очередной побег: ушли 14-летняя Настя, 17-летняя Таня и... Дарья.

«Детям, которые пережили сексуальное насилие, нужна помощь хороших психологов, соответствующая психотерапия, чтобы справиться с проблемой и пережить травму. Но вместо этого воспитатели «Свитанка» называли ее шлюхой и сосалкой, а мальчики пользовались уязвимым психологическим состоянием», — констатирует Зоя Мельник.

Этих беглянок ночью нашли волонтеры группы «911». Настя и Даша умоляли не возвращать их обратно. В результате, волонтеры решили: в региональный главк Нацполиции отправят их утром, а переночуют они у Панфилова. Активист не отказал — девочки спали в одной комнате с его сестрой, в соседнем помещении находились брат Лучезара с супругой.

К сожалению, иногда за добрые дела можно серьезно пострадать. Так, спустя некоторое время разразился очередной скандал — к Панфилову с обыском пришли сотрудники Хмельницкого отделения полиции Одессы. Оказалось, третья беглянка — Татьяна — якобы обвинила Лучезара в изнасиловании.

Любопытно, что в главке Нацполиции в Одессе (куда беглянок на утро доставили волонтеры) подростки не сообщали о каких-либо противоправных действиях активистов по отношению к ним. Заявление, на основании которого открыто уголовное производство, Таня написала позже, находясь в Хмельницком отделении полиции Одессы, где после побега ее продержали более десяти часов.

По некоторым данным, Татьяна и раньше обвиняла в изнасиловании мужчин, контактировавших с ней по тем или иным вопросам. В числе подозреваемых есть и полицейские. А были ли преступления, или это «липа», пока непонятно.

Настораживает сам факт обвинения активиста, который одним из первых не стал замалчивать страшные истории, происходящие с детьми в «Свитанке». Сам Панфилов свою причастность к изнасилованию отрицает. Он утверждает, что несовершеннолетняя его оговорила, подвергшись давлению правоохранителей и сотрудников приюта.

«Это как бы сигнал другим активистам: не суйтесь не в свое дело. Обратите внимание: при любом раскладе люди, сфабриковавшие против меня дело, остаются в выигрыше. Судите сами: если волонтер — насильник, значит, все общественники — плохие и им нельзя доверять. Если, нет, то в неприглядном свете — дети. Мол, видите, им помогают, а они еще и наговаривают. Поэтому, мол, общественники, держитесь от приютских подальше...», — говорит Лучезар Панфилов.

По данным Зои Мельник, 17-летняя заявительница, вернувшись в приют, пыталась покончить с собой — вскрыла себе вены и сейчас находится в психиатрической больнице. А Дашу, как утверждают другие воспитанники центра, после возвращения опять избили, «закрыли на сутки в подвале», а потом отправили в другое учреждение.

«Карцер» без окон, снотворное и «психушка»

«Свитанок» посетили представители одного из благотворительных фондов, которые утверждают, что все сорок три воспитанника заявили: «Хочу к маме, но в приюте — хорошо». Мол, дети всем довольны и претензий к персоналу не имеют. Неужели все изложенное актив стами и подростками — ложь?

УНИАН, пытаясь разобраться в ситуации, пообщался с бывшими воспитанниками учреждения. В их числе — Андрей Александров и Екатерина Букалова, которые два года назад, будучи 15-летними, в нем проживали. Оба утверждают: издевательства имели место и тогда, с той лишь разницей, что еще не было «омонов», а нынешний руководитель центра Инна Ищенко в то время была заместителем заведующей приютом Жанны Дерли.

«Вы понимаете, что не могли более сорока человек сказать одно и то же: все прекрасно, просто хочу к маме и все такое?! Их запугали, вот они и повторяют за взрослыми...», — взволнованно говорит Катя.

Девушка рассказала, что попала в приют, когда заканчивала 9-й класс общеобразовательной школы и собиралась поступать в учебное заведение для получения профессии. При оформлении в «Свитанок» с ней беседовала психолог, и, казалось, что все будет хорошо. Но поздно вечером произошло ЧП. Все началось с пропажи Катиных ботинок, о чем она сразу сообщила дежурившей воспитательнице. Обувь не нашлась и, протестуя против воровства, две девочки (Катя и ее подружка) отказались ложиться спать. За это юные бунтарки были... избиты. При этом воспитательница пригрозила Букаловой, что задушит ее подушкой и «спишет» на суицид. Схватив ее за горло, толкнула на кровать, наступила коленом на грудь и тащила в «карцер».

«По дороге толкнула так, что я снова ударилась головой, и сказала: пожалуешься — тебе же хуже будет, да и не поверит никто — подростки любят фантазировать...», — вспоминает девушка.

Утром перепуганная Катя о случившемся никому не рассказала, происхождение синяков объяснила тем, что по неосторожности стукнулась сама. Но потом не выдержала и во всем призналась медсестре и заведующей.

«В результате, воспитательница, которая нас била, уволилась по собственному желанию, но все обернули против меня. Сказали, я сама виновата и отправили в изолятор», — рассказала Екатерина Букалова.

Как отмечает Андрей, лично он физическому насилию не подвергался, но неоднократно становился свидетелем того, как издевались над другими детьми: «Я-то могу за себя постоять, а вот других били. Очень часто били — руками, ногами, шваброй. Работали там два медбрата, которые очень любили применять силу. Когда мальчишки баловались или не хотели убирать, их били по ногам и в грудную клетку, а няня Ирина Пащенко избивала даже самых маленьких... В наказание отбирали мобильные телефоны, сажали в «карцер». За что? За побег, шумное поведение, отказ убирать какую-то вещь...».

О «карцере» ребята вспоминают с ужасом. Говорят, это своего рода обложенный кафелем тамбур, который на первом этаже приспосабливают для изолирования провинившихся. Помещали в этот «бункер» на разное время — на день и даже на неделю. Еще в наказание оставляли без еды, велели другим воспитанникам... плевать «изолированным» в тарелки с пищей. Еще нарочито закрывали туалет, лишали душа, а постелью «провинившимся» детям служили одеяла на полу.

Одному из мальчишек — Руслану Зайцеву — попадало чаще других. Очень активный ребенок лет девяти-десяти был слишком шумным, гонял по помещениям, сквернословил, без разрешения выходил за пределы приюта и попрошайничал.

«Он сидел в «карцере» даже по две недели. Им ведь никто не интересовался, мама, кажется, от него отказалась. Где-то за границей была тетя, оформляла какие-то документы. Что с ним сейчас — не знаю. Известно лишь, что перевели его в другое место...», — говорит Андрей.

Он вспоминает, как дети плакали, умоляли их выпустить, пытались выбить железные двери, но тщетно. «Освобождали досрочно», если в заведение приезжали проверяющие или волонтеры. Визит последних особенно приятен — развлечение все-таки, да и подарки привозили. Только вот до адресата доходили они не всегда. Андрей, например, помнит кучу киндер-сюрпризов, которые дети так и не попробовали.

«Еще помню, как волонтеры привезли кучу подарков и говорят: берите, что кому нравится... Но как только они уехали, нам велели все оставить и выйти из актового зала. Бывало, привозили нам вещи, а сотрудники сносили их все в одно помещение и делили между собой», — рассказала Букалова.

По ее словам, в качестве превентивной меры от лишнего шума и побегов в «Свитанке» применяли снотворное, которым пичкали даже малышню, а в качестве «ударной терапии» — услуги «психушки».

Как утверждают собеседники УНИАН, одним из постоянных пациентов психиатрической лечебницы в то время был упомянутый Руслан Зайцев, который (как и другие «больные») возвращался в приют «совсем другим».

«Мне страшно даже, вспоминать, что творилось. Когда уехала из приюта, очень боялась об этом рассказывать. Помню, как вечером сидела там на подоконнике. Слезы текут, а я мечтаю: мама одумается и вернется, чтобы меня забрать. Думала, все это — страшный сон. Закрывала и открывала глаза, и понимала — все реальность...», — подытожила Катя.

«Психоэмоциональное состояние воспитанников — критическое»

Согласно официальной информации Одесской ОГА, руководство областного центра психологической реабилитации — директор Инна Ищенко и ее заместитель Виталий Кондратюк — от исполнения обязанностей отстранено в связи с начатой служебной проверкой. Однако, по странному стечению обстоятельств, оба чиновника находятся на рабочих местах. И оба категорически отрицают все обвинения в их адрес. В частности, утверждают: несовершеннолетних никто не бьет, телефоны не отбирают, «карцера» не существует, а есть только обычный изолятор на втором этаже, куда отправляют только новеньких при поступлении. Что же действительно навредило репутации учреждения, так это нынешний скандал. Мол, поэтому из «Свитанка» начался тотальный отток кадров.

По словам Кондратюка, якобы изнасилованная волонтером воспитанница приюта Татьяна сейчас находится в больнице. Но профиль медицинского учреждения чиновник уточнить отказался. Также он подчеркнул, что дети сбегают из интернатов по всей стране, как правило, чтобы потусить с друзьями или увидеться с мамой...

От других комментариев (в том числе, о Даше) чиновники отказались: дескать, ведется следствие, которое и должно установить истину. Отрицают и принудительные стрижки, и холодный душ, и электрошокеры, и какие-либо договорные отношения с агентством безопасности «Центр», сотрудников которого дети называют «омонами».

«Они (сотрудники «Центра», — УНИАН) предоставляют свои услуги на благотворительной основе», — сказал Кондратюк, добавив, что юридических договоренностей нет, речь лишь о патрулировании прилегающей территории, а внутрь охранники приходят только... с подарками для детей.

В свою очередь агентство «Центр» заявило: обвинения в его адрес — информационные вбросы, которые только порочат репутацию компании. Как отмечается, «Свитанок» находится в районе с неблагополучной криминальной обстановкой — рядом с ним постоянно собираются различного рода маргиналы и бездомные.

«Наличие такого соседства — прямая угроза безопасности детей, однако никакой охраны у приюта нет», — заявили в агентстве.

Якобы поэтому руководство приюта через неких посредников обратилось к руководству фирмы за помощью. В агентстве утверждают: частная охрана только патрулирует местность вокруг заведения, вызывает полицию в случае проникновения на объект посторонних или противоправных действий в отношении детей.

В компании провели служебное расследование, которое причастность сотрудников к издевательствам над детьми не подтвердило.

В то же время, в пресс-службе областной администрации, сославшись на службу по вопросам детей, заявили: в коммунальном учреждении «Центр социально-психологической реабилитации детей» выявлены нарушения прав детей и условий их содержания. Как отмечается, в данное учреждение была направлена группа психологов, которая изучила психоэмоциональное состояние воспитанников и персонала.

«Состояние детей определено как критическое и требующее вмешательства. За последний месяц из учреждения сбежали семеро воспитанников, один из которых находился в «остром психологическом состоянии». Шестеро детей пребывали в учреждении более 9 месяцев. Таким образом, нарушалось их право на воспитание в семье», — заявили в ОГА.

Кроме того, обнаружены нарушения условий содержания, которые должны были гарантировать безопасность детей: в общих пространствах отсутствует видеонаблюдение, а на окнах установлены решетки.

На данный момент в центре проходит комплексная проверка материально-технического состояния учреждения и персонала. Аналогичные проверки обещают и в других приютах.

Эпизод масштабной катастрофы

Областная служба по делам детей заявляла о начале проверки более месяца назад. Однако о ее результатах пока умалчивают. Аналогично — полиция, расследующая ЧП по нескольким статьям УК Украины, в частности, о пытках, ненадлежащем исполнении обязанностей по охране жизни детей и превышении власти.

Буквально на днях Генпрокуратура заявила, что берет ситуацию под контроль и прокурору Одесской области поручено проверить вопиющие факты.

«Речь об избиении детей, причем, не только со стороны воспитателей центра, а и сотрудников правоохранительных органов, унижении, насилии... Эта проверка позволит установить объективные обстоятельства, причины совершения этих бесчеловечных действий, выявить виновных лиц и как можно быстрее направить дело в суд», — подчеркнул заместитель генерального прокурора Гюндуз Мамедов.

Недавно назначенный глава Одесской обладминистрации Максим Куцый заявил, что лично занимается вопросом «Свитанка». В конце прошлой недели он встретился с правозащитниками, с которыми обсудил проблемы центра социально-психологической реабилитации.

«Сейчас мы разрабатываем общую стратегию действий — от коммуникации с воспитанниками до условий проживания в центре. Подростки будут проинформированы об их правах, чтобы они не боялись говорить о давлении. Также проведем работу с педагогами, служащими из управления по делам детей», — утверждает Куцый.

Хочется верить, что обещания представителей власти и прокуроров получат реальный результат, а не останутся «декларациями о намерениях». Ведь о некоторых ЧП в «Свитанке» сообщалось и раньше. Чего только стоит прошлогодняя история о подростке-насильнике. Тогда Артем Поланский (в то время советник председателя Одесской ОГА) сделал шокирующее заявление: 16-летний воспитанник с декабря 2017 года разгуливал по приюту голым и насиловал детей из младшей группы. В случае сопротивления — издевался над малолетками, бил их. Это происходило почти год, что подтвердили воспитанники приюта. Оказана ли помощь потерпевшим от насилия, а также самому «фигуранту», который явно нуждался в профессиональной помощи психологов, неизвестно...

Периодически появлялись сообщения об избиении детей в этом учреждении, но потом чиновники заявляли, мол, факты не подтвердились. Уголовные производства открывались, ответственные за ситуацию «тасовались», а сама она, как сейчас оказалось, лишь усугубилась.

Активисты утверждают, что подобные истории не редкость и для других аналогичных детских заведений: имеют место и жестокие побои, и унижения, и насилие. Потому скандал в «Свитанке» — не локальная авария, а лишь эпизод масштабной катастрофы, итог морального и физического износа существующей системы, состояние «здоровья» которой требует оперативного вмешательства.

Лариса Козовая Об этом сообщает press-line.in.ua со ссылкой на СМИ.

"Воспитание" карцером и побоями. Кто остановит насилие в детских приютах

"Воспитание" карцером и побоями. Кто остановит насилие в детских приютах

"Воспитание" карцером и побоями. Кто остановит насилие в детских приютах

"Воспитание" карцером и побоями. Кто остановит насилие в детских приютах



Источник: “http://newsmir.info/1869788”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя